Plum.Pudding
О-9 Беллатрикс Блэк/Молли Прюитт, школьные годы. Смотреть в глаза, полные злости. «Я не отпущу тебя к нему». NH!
Раз ступенька, два ступенька – Молли весело перепрыгивает через одну и резко разворачивается к подруге, глядя на ту лучистыми смеющимися глазами. Беллатрикс стоит, прислонившись к стене, и нервно вертит в руках волшебную палочку. А глаза у неё – злые, и Молли становится чуточку страшно. Совсем чуточку, самую капельку. Не достаточно страшно, чтобы не подбежать к темноволосой волшебнице и не поцеловать ту в плотно сжатые губы.
— Я не отпущу тебя к нему, — выдыхает Беллатрикс куда-то в шею гриффиндорки, втягивая тонкими ноздрями запах яблок, исходящий от растрепавшейся при беге копны солнечно-рыжих волос.

О-28 Дафна Гринграсс|Астория Гринграсс. "Ладно, забирай его себе".
Дафна расправляет складки свадебного платья, любовно проводя тонкими бледными пальцами по атласу, покрытому кремовым гипюром. Осторожно прикасается кончиками ногтей к маленьким крепким жемчужинам, которыми расшит лиф. Бережно разглаживает белое пенное кружево, любуется игрой апрельского солнца на бисере и пайетках — и в груди, при каждом прикосновении к платью, что-то сладко замирает. Вошедшая без стука Астория прерывает благостное молчание разнеженной весенними мечтами сестры.
— Ладно, забирай его себе. Замуж выходишь ты, а не я, да и примета плохая – покупать себе свадебное платье заранее, — криво улыбается Дафна, разглядывая округлые носы своих серо-голубых сатиновых туфлей подружки невесты.

О-40 Дин Томас/Симус Финниган. "Моя мама-маггл и не такие зелья варила. Вспомнить хоть вишневый джем..." NH!
— Моя мама-маггл и не такие зелья варила. Вспомнить хоть вишнёвый джем…
Симус помешивает деревянной ложкой малиновое варенье, так и норовящее перелиться через край, и готов заплакать от обиды. Он тоже неплохо умеет готовить, и апельсиновый мармелад Симусу всегда удаётся, это его коронное блюдо. И никогда он не будет делать вишнёвый джем, вдруг Дин раскритикует. И тут же губы Дина оказываются возле уха Симуса, а его руки на бёдрах ирландца.
— Вспомнить хоть вишнёвый джем, — повторяет Дин, и его дыхание обжигает шею Симуса, — он всегда успевал пригореть…
На опустевшей кухне малиновое варенье перетекает по стенке кастрюли прямо на белоснежную поверхность плиты.

О-57 Маркус Флинт / Джордж Уизли, «И что теперь с оторванным лацканом мне делать?», OOC, A+
— И что теперь с оторванным лацканом мне делать? – Джордж злобно щурит глаза на слизеринца.
— А что хочешь — то и делай. Твои проблемы, — Маркус сплёвывает вязкую кровавую слюну на рыхлую землю и резким движением хватает метлу, стоящую возле раздевалки.
— Смотри, как бы тебе ещё чего не оторвало, — мерзко ухмыляется Маркус Флинт и, чуть прихрамывая, уходит с квиддичного поля.
Джордж Уизли смотрит поочерёдно то на удаляющуюся спину Флинта, то на свои сбитые костяшки на правой руке. Подумаешь, лацкан. Подумаешь, выбитый флинтовский зуб. Поцелуй того стоил. Жёсткие губы, требовательный язык, грубые пальцы, расстёгивающие ремень брюк… Отличное утро.

О-58 Маркус Флинт/Оливер Вуд. Оливер посылает Марка за продуктами. Н+
— Мааарк, — тянет Оливер Вуд, зарываясь носом в подушку, — не забудь купить зелёного лука. И ветчины.
— А? — Маркус Флинт появляется в дверях спальни, оставляя мокрые следы ступней на полу. Волосы влажные, футболка обрисовывает рельефные мускулы, а джинсы так соблазнительно сидят на Флинте, что Оливер вот-вот расхочет омлет и захочет чего-то большего.
— Не забудь лук купить, — повторяет Оливер, отвлекаясь на ширинку Марка. Флинт лишь усмехается.
— Слушай, почему за продуктами нельзя сходить утром?
— Потому что с утра мы с тобой слишком заняты, чтобы ходить по магазинам, — подмигивает Вуд приятелю. И ржёт как сумасшедший.

О-42 Долорес Амбридж|любой студент|котята(с ее чайного сервиза), отработка, заставить студента мыть посуду, что-нибудь разбить. (джен)
— Саймон, аккуратнее с блюдцами! – Долорес Амбридж пристально смотрит на студента—хаффлпафца, гневно вытирающего посуду ярко-розовым полотенцем. Котята на чашке, стоящей перед Долорес, улыбаются и согласно кивают: «Правильно, Долли, он провинился, он должен быть наказан». Долорес Амбридж лукаво подмигивает котятам, и большое блюдо выскальзывает из рук Саймона Брекинриджа.
— Ох, Саймон, это очень плохо. Очень-очень плохо, — котята хихикают и сворачиваются в уютные клубочки на предметах чайного сервиза.

О-90 Сириус Блэк/Барти Крауч-мл.; магическая дуэль; "Ещё одно слово, и опробуешь Аваду на себе" NH!
У Барти Крауча раскрасневшееся лицо и обиженно надутые губы. Палочка дрожит в руке, волосы взъерошены, поспешно наброшенная, так и не застёгнутая мантия норовит сползти с худых острых плеч.
— Ещё одно слово, и опробуешь Аваду на себе! — голос Барти срывается, когда тот вскидывает палочку чуть выше.
И впервые Сириусу удаётся улыбнуться. «Обязательно попробую, только после тебя. После твоих девчачьих губ и тощих лодыжек».
А вот озвучивать это вслух вовсе не обязательно.

ПС-20 Беллатрикс Лейстрендж | (/) Гермиона Грейнджер; кошмары; " И хуже всего, когда ты замечаешь все больше сходства со своим врагом"
Чтобы видеть кошмары, тебе даже не нужно спать. Достаточно подойти к зеркалу, не включая свет в спальне, и при тусклом отблеске люмоса посмотреть на своё отражение. И хуже всего, когда ты замечаешь все больше сходства со своим врагом. Холодная зеркальная поверхность показывает безумные глаза и растрёпанную гриву волос, кажущуюся идеально чёрной в полутьме. Почти Беллатрикс. Гермиона Грейнджер слабо улыбается, а зеркало отражает звериный оскал. Кошмар наяву.

О-26 Гермиона Грейнджер/Флер Делакур. "Теперь я понимаю, что всё иначе". Возможно AU. —A. рейтинг R (фемслэш)
Флёр смеётся, когда Гермиона нежно выводит языком буквы своего имени на её белой тонкой шее, слегка прикусывая кожу. Флёр щекотно. Капля вишнёвого сока падает с пальцев Гермионы, растекаясь крошечным алым пятном на груди Флёр. И у последней перехватывает дыхание от прикосновения губ Гермионы к розоватому соску. Флёр думает, что если она умрёт сейчас, то это будет самая сладкая смерть. Гермиона спускается ниже, оставляя вишнёвые отпечатки на теле француженки.
— Теперь я понимаю, что всё иначе, — шепчет Флёр Делакур, закусывая нижнюю губу и крепко сжимая простыню в руках.
Стеклянная рамка с фотографией Билла Уизли, покачнувшись, падает на пол.

О-47 Драко Малфой|другие студенты, забыть уложить волосы гелем, выкрутиться с достоинством, Н!
Драко Малфой тщетно пытался скрыть смущение под маской ледяного спокойствия. Гостиная, полная слизеринцев, тщательно стремилась скрыть ехидное хихиканье под маской полуудивлённого равнодушия.
— Драко, с тобой что-то не так, — пискнула Панси Паркинсон, вцепившись в подлокотник кресла, и гневно посмотрела на Дафну Гринграсс, фыркнувшую слишком громко.
— Ах, ты про волосы? — деланно поинтересовался Малфой, проведя рукой по платиновой шевелюре и лихорадочно придумывая достойный ответ.
— Я решил, что мне стоит равняться на нашего декана. Он настолько хорош, что не нуждается в каких-либо ухищрениях для улучшения собственной внешности.
Северусу Снейпу внезапно стало икаться.

О-43 Драко Малфой/Гарри Поттер. Неразделенная любовь. "А девкой был бы краше". H!
Поттер бегал от Малфоя, скрываясь в труднодоступных местах и прикрываясь нетипичными для него влюблённостями. Малфой страдал и терпеливо ждал, пока Гарри Поттер примчится прямиком в распростёртые объятья Слизеринского принца. Драко следил за объектом своей любви, забрасывая этот самый объект шоколадными сердечками и плохими стихами. Естественно, тайно. А потом увидел как рыжий подпевала Рон Уизли целует Гарри так, что у того запотевают очки и гриффиндорский шарфик сбивается в сторону. "А девкой был бы краше", — уныло подумал Малфой и отправился на поиски Панси Паркинсон.

О-25 Гермиона Грейнджер| (/)Северус Снейп. "В таком кофе черти в аду, наверное, топят грешников".
— Мне говорили, что цвет моих глаза похож на кофе, на молочный шоколад, на горячий шоколад, столько комплиментов делали, — Гермиона Грейнджер скромно опускает глаза и обнажает круглые белые коленки, чуть подтянув короткую юбку повыше. Соблазнение Северуса Снейпа, по мнению Гермионы, проходит на «ура». Сейчас он скажет что-нибудь приятное, и тогда гриффиндорка кинется на шею к преподавателю и зацелует эти бескровные тонкие губы.
— Кофе? Вам польстили, мисс Грейнджер, – приподнимает бровь Северус Снейп. — В таком кофе черти в аду, наверное, топят грешников, — и, взмахнув полами мантии, быстрым шагом выходит из кухни.

О-3 Альбус Дамблдор/Геллерт Гриндевальд. Гарри заглядывает в думосбор директора после его смерти и видит весьма эротические моменты.
Гарри, конечно, знал, что увидит что—то глубоко личное из воспоминаний покойного профессора Дамблдора. Но не ожидал, что это будет голая задница молодого Геллерта Гриндевальда, ритмично двигающаяся в такт стонам Альбуса Дамблдора. Гарри Поттер стыдливо залился румянцем. «Нет, — пообещал себе Герой магического мира, — никогда не буду строить планов по захвату магического мира. Особенно вместе с Роном. Ни-ког-да».

О-36 Джинни Уизли/Драко Малфой "Куда уходит детство?".
Подложив под голову свёрнутую в несколько раз мантию, Драко Малфой перебирает длинные рыжие пряди волос Джинни Уизли. Та прижимается плотнее к Драко и кладёт руку ему на плечо, вглядываясь в лицо любимого своими тёплыми карими глазами и улыбаясь слишком взрослой улыбкой. «Куда уходит детство? – думает Малфой-младший, целуя возлюбленную в висок. – Совсем недавно у неё даже не было груди».

БО-100 Гермиона Грейнджер/Драко Малфой, Знакомство с родителями, "молочные бедрышки" (можно склонять, не в плане еды, а в плане женской части тела).
— Гермиона, передай, пожалуйста, хлеб, — просит Нарцисса Малфой, судорожно комкая белую салфетку.
— Милая, тебе подложить кусочек курицы? —медоточивым голосом спрашивает Драко, легко касаясь руки своей будущей жены.
— Да-да, мисс Грейнджер, попробуйте курицу, у неё отменные молочные бёдрышки, — говорит Люциус Малфой, обращаясь к пунцовой от смущения Гермионе, и подмигивает сыну.

Н—9 Виктор Крам/Луна Лавгуд. AU. "Это твоя невеста, Виктор" (желателен романс)
«Это твоя невеста, Виктор. Это твоя невеста...» — Виктор Крам повторяет про себя эту фразу уже в сотый раз, не веря своему счастью. Счастье наклоняет голову чуть набок и восторженно смотрит на таинственно мерцающее в свете камина обручальное кольцо. Нежная девочка, хрупкий ангел. Луна Лавгуд.

БО—272 Сириус Блэк | (/) Нарцисса Малфой; до учёбы в Хогвартсе, совместная прогулка; "А если этому кузнечику оторвать лапки, он выживет?" А— (гет)
— А если этому кузнечику оторвать лапки, он выживет? — десятилетняя Нарцисса задумчиво смотрит на насекомое, покусывая длинную зелёную травинку.
— Если бы кузнечиком был я, и ты оторвала мне лапки, то я бы выжил, чтобы только быть с тобой рядом! — Сириус выпаливает эту фразу на одном дыханье и так быстро, что Нарцисса не успевает понять и половины слов, из сказанного кузеном.
— О, правда? Кстати, как ты думаешь, на каком факультете ты окажешься? — девочка весьма дипломатично для своего возраста переводит разговор в другое русло.
Сириус Блэк обречённо прислоняется спиной к вековому дубу и тяжело вздыхает. Не поняла. Никогда не поймёт.

О-64 Минерва МакГонагалл/кто-то. "Говорили, что у нее вместо сердца — кусочек льда,
Что в крови у нее маловато огня,
Но так говорили те, кто не смог
Даже переступить через ее порог" (эпиграф). (гет)


— Не надо, прошу тебя, — Минерва убирает руки Клода со своей талии.
— Мы можем уехать во Францию, — молодая женщина только качает головой, опустив глаза в пол.
Дверь за высоким брюнетом захлопывается так громко, что Минерва МакГонагалл вздрагивает всем телом. Эдриан, её Эдриан не вернётся с войны. Эдриан мёртв. Но слишком поздно бежать, стуча каблуками по деревянным половицам, за тем, живым, настоящим, кто любит её вот уже столько лет. Слишком поздно говорить «да», слишком поздно для ранней весны в Париже. И остается лишь упасть на кровать ничком, и рыдать, впиваясь зубами в собственную руку.

О-22 Гермиона Грейнджер|Гарри Поттер; о ком-то, "Когда так смотрят, это не может ничего не значить".
Гермиона Грейнджер носит чёрную бархатную ленту в волосах – знак траура по всем павшим в битве за Хогвартс. Гарри Поттер устало потирает переносицу и неловко улыбается всем пришедшим на празднование победы над Вольдемортом.
— Когда так смотрят, это не может ничего не значить, — неожиданно роняет Гермиона, смотря на группу рэйвенкловцев, смеющихся над очередной шуткой Терри Бута.
— Ты о ком? – спрашивает Гарри и тут же осекается. Потому что сам помнит и этот взгляд, и безжалостный хохот, сопровождающий очередное Круцио. Только вот помимо безумия, было что-то ещё в глазах Беллатрикс. Ненависть ли?..
— Не думай об этом, — Гарри обнимает подругу за плечи, — просто не думай.

О—61 Маркус Флинт / Чарли Уизли, «Опусти голову. Иначе в рот натечёт»
— Опусти голову. Иначе в рот натечёт, — ворчит Маркус, прижимая Чарли к холодному серому кафелю душевой.
— Знал бы, что ты полощешься как слон в луже, в жизни бы не залез с тобой в одну кабинку, — ехидно отзывается Чарли Уизли, не сводя глаз с могучей грудной клетки Флинта. Тот вжимается в Чарли с ещё большей силой, давая почувствовать своё возбуждение.
— Да? А куда бы залез? — Флинт проводит языком по кадыку Чарли, чуть сжимая ягодицы драконолога, и у того мгновенно пропадает желание жаловаться на что бы то ни было. В особенности, на сломанный душ.

О-46 Драко Малфой|ободок унитаза. "Вот вам и тематический круг".
Драко Малфой загибает пальцы на холёной руке, другой придерживая сползающие чёрные брюки.
— Чёртовы Уизли — были девять раз, Поттер — двадцать восемь раз, о Мерлин!.. Кстати, Мерлин — один раз и с вывертом, Снейп — пять раз и все ангстовые, грязнокровка — тридцать семь раз и всегда снизу… Хоть бы кто Панси в пейринг поставил, так нет же… — Малфой спускает воду и грустно смотрит на лампочку, светящую под потолком. Ободок унитаза сияет белизной и дерзко глядит на Драко, пока тот задумчиво очерчивает окружность в воздухе.
— Вот вам и тематический круг, — прицокнув языком, Малфой выходит из туалета.

ПС-60 Люциус Малфой|зеркало. После собрания Упиванцев. "Я прекрасен даже в маске!", H!
Люциус Малфой кокетничал перед зеркалом. То снимал маску, то снова надевал, то улыбался, то корчил страшные рожи. Собрание только что закончилось, и владелец Малфой-мэнора наконец-то остался наедине с собственной красотой. Взмахнув волосами, Люциус Малфой игриво помахал отражению и вновь надел маску. И вдруг на Малфоя-старшего снизошло озарение:
— Я прекрасен даже в маске! Нарцисса, посмотри, у меня не видно даже тех двух морщинок, я действительно великолепен! Нарциссаааааа!..

О-95 Сириус Блэк/хафлпафки, "По пятницам я автографы не раздаю!", Н!
Сириус Блэк проходил мимо толпы хафлпафок. «О, какой чувственный рот у блондиночки, какая тонкая талия у рыженькой, какие ножки у брюнетки…» — Сириус представил себе всё то, что он мог бы сделать с этими тремя прелестницами, и от дикого желания начало сводить зубы. Заметив, что девушки на него смотрят, Сириус лучезарно улыбнулся и произнёс:
— Какая жалость, но по пятницам я автографы не раздаю!
Рыженькая хафлпафка недоумённо приподняла золотистую бровь:
— А мы и не просили, — и отвернулась, дёрнув плечиком. Блондинка покрутила пальцем у виска и противно захихикала.

О—10 Билл Уизли/Флёр Уизли (Делакур), Флёр настаивает, чтобы дети учись в Шармбатоне, Билл привык, что все Уизли едут в Хогвартс.
— Шармбатон, – мурлыкает Флёр, сидя на коленях у мужа.
— Хогвартс, – выдыхает Билл в очаровательное нежное ушко жены.
— В Шармбатоне самые красивые девушки. Виктуар идеально впишется в чудную атмосферу этого заведения, — Флёр целует мужа в уголок губ.
— Твои сыновья, видимо, тоже, — смеётся Билл, обнимая своё французское чудо за талию. – Вся наша семья училась в Хогвартсе.
— А вся наша – в Шармбатоне, — не соглашается Флёр, высвобождаясь от объятий.
А наверху Виктуар Уизли уже давно решила, где она будет учиться – Дурмстранг. Множество красивых мужчин вокруг. Тёте Гермионе верить можно.

Рон Уизли | Гарри Поттер, "Зато у тебя сестра есть!"
Гарри слонялся по комнате из угла в угол. Нервы у Рона потихоньку сдавали. Вот уже третий день Гарри Поттер клял судьбу из-за расставания с Чанг, а сам Рон честил Чжоу на все лады. Про себя, конечно — Гарри делал стойку при звуках имени рэйвенкловки и впадал в состояние, граничащее с комой, при её появлении в Большом зале. Разговоры о том, что и у Рона девушки тоже нет, на друга не действовали. Тот отмалчивался и продолжал страдать, лишь однажды зло бросив:
— Зато у тебя сестра есть!
Рон согласно кивнул. Сестра есть. И братья. И родители. А у Гарри вся эта тоска от одиночества. Разбитое сердце здесь не причём. И Чжоу не виновата.

Драко Малфой| Скорпиус Малфой. Покупка подарка для Альбуса Северуса Поттера.
— Слишком яркая, слишком мрачная, слишком… э—э—э… кусачая, слишком грустная…
— Скорпиус, зачем дарить твоему приятелю книгу, если он всё равно никогда не заглянет внутрь? — ехидно замечает Драко Малфой, искоса глядя на сына, придирчиво изучающего очередную книжную обложку.
Скорпиус Малфой обиженно смотрит на отца. Тому лишь бы поязвить. А Ала Скорпиус ещё приучит к чтению, это как пить дать.

Беллатрикс Блэк|Гермиона Грейнджер. "Как правило, зануды не совершают убийств".
1. — Как правило, зануды не совершают убийств, — Беллатрикс расплывается в широкой улыбке, в глазах волшебницы пляшут свои странные танцы огоньки безумия.
— Да? — ладонь Гермионы вспотела. Кажется, что палочка вот-вот выскользнет из рук.
— Тогда это будет исключение из правил, — обхватив палочку плотнее и сощурив глаза, Гермиона без промедления произносит заклинание. В одном Беллатрикс ошиблась: Гермиона Грейнджер — не зануда. По крайней мере, так думает сама Гермиона, стоя над телом Пожирательницы Смерти.
2. — Я ведь права? — шёпотом спрашивает темноволосая волшебница, наклоняясь к уху грязнокровки Грейнджер, подружке Гарри Поттера, наглой ведьме, посмевшей усомниться в превосходстве Беллатрикс Лестрейндж.
— Я ведь права? Они называют тебя занудой, смеются над тобой, стоит лишь тебе скрыться за дверью… О да, я права, — Беллатрикс смеётся и проводит острым ногтём по шее пленницы.
— Как правило, зануды не совершают убийств, — Беллатрикс приставляет палочку к шее Гермионы Грейнджер и продолжает, — а такие, как я, совершают. И им это нравится. Мне это нравится.

Драко Малфой| Гарри Поттер; «Поттер, давай договоримся…» H!
— Поттер, давай договоримся: ты меня не видел, я тебя не видел, — Драко Малфой тяжело дышит, прижатый к стене железной хваткой гриффиндорца. Хотя хватка, скорее, бульдожья. Поттер несколько секунд думает, затем согласно кивает и отпускает малфоевскую шею. Это ж надо было, так некстати столкнуться с Поттером под покровом ночи возле гриффиндорской гостиной, да ещё и в сопровождении разрумянившейся и растрёпанной Гермионы Грейнджер! Но Поттер тоже хорош – расписывать стены туалета матерными стишками про декана Слизерина и при этом вполголоса напевать гимн Хогвартса! Никакого порядка!

Северус Снейп|Рита Скитер. "Смерть создает предвзятые мнения в пользу умерших". АУ.
— Смерть создает предвзятые мнения в пользу умерших, — говорит профессор Снейп, исподлобья глядя на вертящуюся на стуле и шныряющую глазами по небольшой комнатушке с запахом тлена и сантиметровым слоем пыли Риту Скитер.
— О, именно поэтому вы Герой, Северус? – спрашивает Рита, небрежно поигрывая Прытко Пишущим Пером и предвкушающую разгромный материал про выжившего профессора Зельеварения, двойного шпиона, скрытного и хмурого человека Северуса Снейпа. Материала явно хватит на книгу.
— Именно поэтому я — мёртвый Герой, мисс Скитер, и прошу вас об этом не забывать при написании статьи. Интервью закончено, захлопните посильнее дверь, когда будете уходить.

Антонин Долохов. Отговаривать Лорда ехать в Россию. Н+
— А они как, пушистые? —спрашивает Лорд, пьяными глазами пытаясь сфокусироваться на Долохове.
— Кто?
— Медведи, российские медведи, — Лорд взмахивает руками и опрокидывает тарелку с колбасой.
— Не знаю, — честно признаётся Антонин Долохов, поднимая с пола кружки салями. — Мой Лорд, зачем вам вообще эта Россия? Медведей мы и так вам показать можем.
— А действительно, — радостно подпрыгивает в кресле Лорд Вольдеморт, — зови Рабстана с Рудольфусом, будем играть в зоопарк! А Белла будет продавать билетики!

Гермиона Грейнджер | Парвати Патил | Лаванда Браун. Однокурсницы делают Гермионе модную причёску. «Чёрт, и как это теперь распутать?!» Н+
Парвати мрачно обозревала творение рук своих, Лаванда вздыхала и наворачивала круги по гриффиндорской гостиной. Самый несчастный человек на земле, то есть Гермиона Грейнджер, боялась дышать и поднимала на девушек глаза, в которых плескалось самое тёмное отчаянье. То, что должно было стать «самой-самой милой-премилой косичкой с вплетёнными ракушками» превратилось в подобие василиска. В переносном смысле, конечно, но смотреть на это было страшно и смертельно опасно для неподготовленного к подобной красоте человека.
— Чёрт, и как это теперь распутать?! — выдохнула Парвати, мелкими шажками приближаясь к Гермионе.
— «Как это теперь распутать?!» — передразнила Лаванда подругу. – Ножницы неси. Будем срезать. Под корень.
Гермиона охнула и начала крениться вниз. Тяжёлая коса весело прищёлкнула зубастой пастью и почесала панцирь маленькой оранжевой клешнёй.

Минерва МакГонагалл, урок трансфигурации, "Брюки превращаются...брюки превращаются...В элегантные шорты." H+
Минерва МакГонагалл смотрела на пыхтящих и сопящих учеников, стремящихся выполнить простейшее задание по трансфигурации.
— Правильно, мистер Малфой. Именно так, да… Брюки превращаются... брюки превращаются... В элегантные шорты. Мистер Поттер, я, смотрю, вы отлично справились с заданием, но ширинку было бы неплохо застегнуть.

Валбурга Блэк. После смерти одного сына и ареста другого. Одиночество. Чувство вины. Приближающееся безумие. A+!
Гнетущее чувство отчаянья опьяняло не хуже огневиски. Одинокая старуха в пустом доме – Вальбурга плюёт в зеркало и откидывается на спинку старинного кресла, вытирая внезапно вспотевшие руки платком с вышитой монограммой. Глупцы. Решили, что они сильнее, умнее. Выросли мальчики: один мёртв, другой заживо сгниёт в тюрьме. Вальбурга Блэк не знает чувства вины, но сейчас ей становится стыдно перед сыновьями. Встретившись помутневшими глазами с отражением, Вальбурга пристально смотрит на себя и начинает глупо хихикать, вцепившись длинными худыми пальцами в подлокотники кресла. Безумная старуха, одинокая старуха.

Джеймс Поттер|Сириус Блэк|Римус Люпин|Питер Петтигрю. Играть в "Я никогда не..." А+
— Я никогда не предам, — Питер Петтигрю смотрит на внезапно притихшую компанию. Сириус пристально вглядывается в лицо Питера, Ремус качает головой, бормоча что-то про «нелепую игру». И только Джеймс, вскинув подбородок и взлохмачивая свои тёмные волосы пятернёй, расплывается в улыбке и говорит:
— Мы тебе верим. Да и это ведь — просто игра.

Драко Малфой|Гарри Поттер. Встреча после войны у могилы Дамблдора.
Гарри Поттер пинает ногой кучу сухих листьев. Те разлетаются в разные стороны и плавно опускаются на черные, начищенные до блеска ботинки Драко Малфоя.
— Жалеешь? — спрашивает Гарри, близоруко щурясь.
Драко пожимает худыми плечами, не отрывая глаз от могилы бывшего директора Хогвартса.
— Жалеют жертв — героев почитают. Я до сих пор не знаю, какое из этих определений больше подходит Альбусу Дамблдору.

Маркус Флинт| Драко Малфой. "Запомни, ловец — душа команды. Думать тебе не обязательно!"
— Запомни, ловец — душа команды. Думать тебе не обязательно! — наставляет Маркус Флинт сосредоточенно кивающего головой Драко Малфоя. Проходящий мимо гриффиндорец хмыкает и тихо произносит себе под нос:
— Будто бы Малфой вообще умеет думать.
Маркус удивлённо смотрит на Оливера Вуда. Мудак он, этот Вуд, но играет отлично.
— Так вот, — ещё раз объясняет Маркус Флинт покрасневшему Драко, — думать тебе не обязательно. Главное, лови то, что летит. Понял?

Люциус Малфой|Артур Уизли. "Высокая репутация — первейшая необходимость для жулика!" (можно в эпиграф)
— Высокая репутация — первейшая необходимость для жулика! — Малфой-старший убирает прядь волос, упавшую на лоб, и смотрит на Артура Уизли, внимательно вглядывающегося в бумаги, лежащие перед ним на столе.
— В ваших устах эта фраза звучит особенно хорошо, мистер Малфой. Давайте ещё раз поиграем в «вопрос—ответ»: где деньги, выделенные Министерством на покупку новых мётел для квиддичной сборной?
Люциус устало вздыхает и сплетает пальцы рук.
— В сотый раз повторяю: не знаю. И в сотый же раз повторяю: жуликом меня назвали вы сами. А вот про высокую репутацию не упомянуть я просто не мог.

Руфус Скримджер | Корнелиус Фадж, "Вы мне предлагаете — что?!"
— Вы мне предлагаете — что?! — Руфус Скримджер выпучил глаза и потрясённо посмотрел на Корнелиуса Фаджа.
— А ничего я вам не предлагаю, Руфус. С вами о таких вещах даже говорить не хочется. Вы бы себя в зеркало видели, у вас же сейчас апоплексический удар случится. А виноват кто будет? Я виноват буду. А я совсем не виноват, — Корнелиус Фадж грозно сдвинул брови и укоризненно покачал головой.
«Вот и помогай людям к власти двигаться быстрыми темпами. Недооцененный я. А кто бы пострадал? А никто. Дементорам — тем вообще всё равно», — Корнелиус Фадж вздохнул, и принялся заново объяснять новому министру магии план реорганизации и сепаратизации Азкабана.

Сивилла Трелони/Северус Снейп. Трелони нагадала себе встречу с мужчиной своей Судьбы. Попытки доказать Снейпу, что он и есть этот мужчина. H!
Сивилла Трелони поглядывала то на Северуса Снейпа, то в чашку, где чаинки расположились самым причудливым образом.
— Северус, вы только взгляните! «Ты встретишь высокого брюнета и проведёшь с ним остаток дней», — Сивилла кокетливо клацнула зубами и обворожительно улыбнулась зельевару.
— Нет-нет, Сивилла, посмотрите внимательнее: вы пропустили две чаинки, а они предсказывают счастливый брак с невысоким блондином, — поспешил выкрутиться из столь нелепой ситуации Северус Снейп.
Сивилла Трелони задумчиво посмотрела в конец стола. Что ж, Гилдерой Локхарт, так Гилдерой Локхарт, хотя темноволосые мужчины, несомненно, гораздо привлекательнее.

Драко Малфой, страсть к вещам гриффиндорской расцветки, считать, что такие цвета ему подходят, Н+
«Восхитительно. Потрясающе. Мне так идёт! Королевские цвета», — Драко Малфой разглядывал себя в зеркале и то и дело поправлял шарфик и мантию гриффиндорской расцветки.
«Ради этого можно было и Поттера оглушить», — Малфой кинул взгляд в сторону бесчувственного тела Героя магической Британии.
«Ничего, очнётся. А шарфик-то — тю-тю», — Малфой хихикнул и продолжил любоваться собой. А как же иначе?

Лисандр Скамандер/Доминик Уизли (Доминик — девушка). "Морщерогие кизляки? О, это великая легенда нашего рода..." Н+
— Морщерогие кизляки? О, это великая легенда нашего рода... Они любят лимонные дольки и хорошеньких девушек, — Лисандр быстро целует красиво очерченный рот Доминик.
— Про лимонные дольки мог бы и не врать. А вот про девушек можешь повторить, — смущённо улыбается Доминик, прикрывая большие карие глаза и складывая губы в бантик.

Гермиона Грейнджер/Рон Уизли, "Ну! Возьми меня!", Н+
Гермиона лежит на кровати и призывно смотрит на сосредоточенного Рона, продумывающего комбинацию в волшебных шахматах.
— Ну! Возьми меня! — не выдерживает Гермиона, ловким движением обнажая стройные ноги в шёлковых чулках и лиловые подвязки.
— Куда? — спрашивает Рон Уизли, не поворачивая головы в сторону подруги. И Гермионе Грейнджер становится до жути обидно.

Маркус Флинт/Оливер Вуд, Марк предлагает дружбу первокурснику, но тот отказывается из—за разных факультетов, попытки подружиться на протяжении всех лет чисто по-флинтовски.
Пытался подружиться с гриффиндорцем: а он гордо так глянул, и отвернулся. Козёл последний. Оливером звать. Со Слизерином, видите ли, не общаемся.
Снова с этим грифом столкнулся. «Давай помогу с метлой», — говорю ему. Шатенчик пальцем у виска покрутил и давай ржать. «Чтобы Слизерин да Гриффиндору помогал? Да никогда!» — и унёсся со своей метлой замшелой.
Встретил Вуда у раздевалки. Молча двинул тому по лицу. Так вроде нормально получилось. Хоть имя моё запомнил.
Подкараулил Оливера Вуда в коридоре. Темно и факелы потрескивают. «Будешь дружить?» — спрашиваю. Вуд головой мотает и к стене пятится. Я так расстроился, что костяшки сбил.
Оказались вместе в Выручай-комнате. Подходит весь такой красивый, и как поцелует, аж зубам больно стало. А потом отлепился от меня и говорит: «До сих пор дружить хочешь?». Я и не выдержал – мантию сорвал и как дёрну за ремень его брюк. Какая уж тут дружба, а?..

Гарри Поттер, AU постхог, Гарри не приняли в Аврроат.
— Я жаловаться буду! — орал Гарри Поттер и грозил кулаком Аврорату. — Где это написано, что гей не может быть Аврором, а?!

Панси Паркинсон/Рон Уизли. «У нас своя правда. У вас – своя». NH!
Потные ладони Уизела оказываются там, где Панси хотела бы этого меньше всего. Но так хорошо сейчас, будто и не будет войны, и опасности нет. А рыжий гриффиндорец целует со всхлипом в шею и долго и протяжно стонет, пока Панси отрешенно смотрит на дверь запыленного кабинета. Уизли — враг, а враг чем ближе — тем лучше. И чем глубже — тем страшнее. Рон Уизли застёгивает брюки и не смотрит на слизеринку. Так — только сегодня. И в следующий вторник. И в прошлую пятницу.
— У нас своя правда, — произносит вслух Панси и Рон непонимающе глядит на неё глупыми глазами. — У вас — своя, — Панси Паркинсон подмигивает Уизли. Всё он понимает, только вот принять не может. И так тоже иногда бывает. Особенно по тем дням недели, когда они грызутся между собой в школьных стычках, больно задевая самое святое — надежду на лучшее время. Когда-нибудь после войны.

Скорпиус Малфой/Альбус Северус Поттер, обмен письмами на летних каникулах. Альбус романтичен, а Скорпиус —вовсе нет.
«Здравствуй, Скорпиус! Как ты проводишь время? Я смотрю на чаек над заливом в беззвёздном небе и думаю о тебе. Твой Альбус».
«Приветище, Ал! Попиваю отцовский огневиски и ругаюсь с матерью. Скукота смертная. Я о тебе тоже думаю: прикинь, как круто было бы сбивать чаек галькой с пляжа, а?! Твой преданный друг С.».

Ремус Люпин/Нимфадора Тонкс, Ремус ревнует Тонкс к Сириусу.
— Красивый он, да? — спрашивает Ремус, пытаясь скрыть злость и досаду. А самое главное — жгучую ревность. Жгучую, как перец халапеньо, от которого слёзы из глаз и острая горечь во рту.
— Красивый, — соглашается Нимфадора, глядя на колдографию компании друзей, где Сириус беззаботно ловит ветер. А потом Тонкс подходит к Ремусу и целует его в серьезные, собранные в нитку, губы.
— Он — красивый. А ты — любимый, — и Ремус Люпин знает, что это именно так.

Гарри Поттер | (/) Золушка (сказка "Золушка") "Я не волшебник, я только учусь!".
— Я не волшебник, я только учусь, — смущённо ответил Гарри на вопрос полноватой неухоженной женщины, прервавшей стирку при неожиданном появлении мальчишки.
— Ага, — кивнула та, недовольно скривив губы и вновь возвращаясь к своему занятию, — все так говорят, а потом получается, что ни хрустальных туфелек тебе, ни принца, да и мыши давно сдохли, подавившись тыквой. Иди, иди отсюда, шаромыжник. А то, после таких как ты, вечно мешков с мукой не досчитываешься…

Гораций Слагхорн | Том Риддл. «Почему кресло?»
— Почему кресло? — удивлённо спрашивает юный Риддл и непонимающе вглядывается в своё отражение в оконном стекле.
— Мне тоже интересно, Том. Почему именно кресло? Первый раз вижу, чтобы у кого-то был такой боггарт!

Анджелина Джонсон | Джордж Уизли. постхог, называть мужа Фредом
Анджелина входит в спальню неслышно, но Джордж всё равно открывает глаза.
Время тянется мучительно медленно.
— Фред, – тихо произносит Анджелина. Джордж закрывает глаза, закусывая нижнюю губу. К солоноватом привкусу крови во рту Джордж давно привык.

Гарри Поттер/Луна Лавгуд, "Нас и не было никогда — ни тебя, ни меня".
— Нас и не было никогда —ни тебя, ни меня, — Луна растирает листок мяты в руках, вдыхая аромат июля.
— А кто был? — Гарри смотрит на Луну, почти бестелесную в молочно-белом свете своей тёзки.
— А никого не было, — мягко улыбается Луна и тянется нежными тонкими губами к виску Гарри.

Гораций Слагхорн | Том Риддл. «Только теоретически»
— Как вы думаете, мой друг, смогу ли я затмить своими успехами Альбуса Дамблдора? — Гораций Слагхорн трёт подбородок и мечтательно закатывает глаза.
Том Риддл скептически приподнимает бровь.
— Только теоретически...

Маркус Флинт |(/) Оливер Вуд. «Я тебе не метла!»
Флинт грубо задевает Оливера плечом, направляясь к сараю для мётел.
— Эй, я тебе не метла! — у капитана гриффиндорцев сжимаются кулаки.
Маркус Флинт поворачивается к Вуду и пристально смотрит тому в глаза. А потом неожиданно подмигивает.
— Я знаю, Вуд. Но на тебе бы я тоже с радостью полетал.
И Оливер Вуд начинает стремительно заливаться краской.

Блейз Забини/Гермиона Грейнджер|Сивилла Трелони, "эта сумасшедшая нагадала, что наш сын будет геем!".
Гермиона округляла глаза и всем своим видом изображала чайник на грани закипания.
— Эта сумасшедшая, — Гермиона вытянула руку с указующим перстом вперёд и тыкнула им в Сивиллу Трелони, — эта сумасшедшая нагадала, что наш сын будет геем!
Блейз пожал плечами и загадочно улыбнулся.
— Милая, до встречи с тобой она и мне говорила, что я буду геем. Но женился-то я на тебе...

Где-то в Малфой-мэноре Драко скучал по своему бывшему любовнику.

Гермиона Грэйнджер | Пожиратели Смерти, стёб над штампами, "Вы будете меня насиловать, да? Я читала фанфики!", Н+
— Вы будете меня насиловать, да? Я читала фанфики! – Гермиона Грейнджер орёт так громко, что у Вольдеморта начинает болеть голова.
— Мы тоже читали фанфики, мисс Грейнджер, — Люциус Малфой снисходительно смотрит на растрёпанную грязнокровку. – И должен признаться, что флафф рейтинга PG-13 нам всем нравится гораздо больше ангстовых высокорейтинговых фиков. Не правда ли, господа? — остальные Пожиратели Смерти переглядываются и неохотно кивают.
— Эй, приведите-ка мисс Грейнджер в чувство, нам необходимо ещё поговорить о пейрингах! Снарри-фики не появляются на пустом месте…

@темы: фанфики, однострочники, Гарри Поттер, 2010